Прочее

Концепция каналов, не содержащих контраста, выглядит непростой для восприятия, не говоря уже о том, что «белая» точка тут представлена 50-про­центным серым. Если вы досконально разберетесь в следующем примере, это здорово облегчит вам работу в LAB.

На рис. 4.7 показаны различные вари­анты одного и того же изображения. Ка­нал L везде одинаков, а каналы А и/или В отличаются. Каждый из них в каждом отдельно взятом примере может быть:

  • Исходным каналом.
  • Копией другого исходного канала.
  • Инвертированной копией самого себя (негативом).
  • Инвертированной копией другого канала.

И так, у нас есть по четыре варианта на каждый канал, всего 16, включая случаи, когда оба канала идентичны. Рис.4.7А — это оригинал, где неинвертированные каналы А и В стоят на своих местах. Остальные 15 вариантов представлены в произвольном поряд­ке. Ваша задача определить, что есть что. Если вы считаете себя знатоком LAB, сделайте это упражнение прямо сейчас и сверьте ваши результаты с от­ветами на стр. 127. Если без помощи вам пока не обойтись, продолжайте читать

Отношение

Попробуй мы инвертировать какой-либо из каналов RGB, у нас получилось бы нечто чудное — чуднее, чем летаю­щая субмарина. А вот инверсия кана­лов А или В дает вполне правдоподоб­ный результат, если вы не возражаете против странно изменившихся цветов. Впрочем, здесь вряд ли можно сказать наверняка, какой из 16 вариантов со­держит один или более инвертирован­ных каналов.

Результат инверсии правдоподобен потому, что нейтральные тона не изме­нились. Они приходятся точно на сере­дину каждого канала и выглядят как 50-процентный серый. Инверсия не влияет на это значение. Если мы инвер­тируем канал А, то все, что было крас­ным (светлым, положительным) станет зеленым (темным, отрицательным). Чем красочнее изображение, тем кра­сочнее оно будет и после инверсии. Но 0   как было, так и остается 0 .

Этой информации достаточно для решения нашей головоломки. Лучше всего начать с желтых цветов. Мы точ­но знаем, как там обстоят дела. В кана­ле В желтые цветы должны иметь силь­но положительные значения, а в канале А, где пурпурный противостоит зеленому, их значение должно быть близко к 0.

Мы знаем, что еще три версии вклю­чают тот же канал В, что и версия 4.7А. Две из них также содержат копии кана­ла В (в одном случае копия инвертиро­ванная), заместившие собой канал А. Понятно, что цветы в них не могут быть желтыми, хотя оригинальный канал В вносит большой вклад в желтый. В ре­зультате использования стандартной или инвертированной копии канала В вместо канала А эти цветы станут соот­ветственно очень пурпурными или очень зелеными.

Поскольку в результате инверсии блика к не из ме няе тс я, значит, единст­венной версией с желтыми цветами, помимо оригинала, будет та, где канал А представлен инвертированной копи­ей самого себя, а канал В остался неиз­менным. Если вы еще не поняли, что таковой является версия 4.7Н, обратите внимание на цветы в ее нижнем правом углу, которые в версии 4.7А были пур­пурными. Здесь они стали зелеными.

Итак, поняв, что оригинальный ка­нал А не влияет на цвет желтых облас­тей, мы можем двигаться дальше. В че­тырех из этих изображений оба канала А и В представляют собой обычные или инвертированные копии оригинально­го канала А. Общий цвет в этих каналах должен составлять значения, близкие к А В, то есть быть нейтральным. Види­те четыре версии с наименее красочны­ми желтыми цветами? Это как раз те, где основу обоих каналов составляет содержимое канала А.

Кстати, в версии 4.7А желтые цветы включали очень небольшую долю пур­пурного. Об этом свидетельствует не­большой зеленый оттенок в желтых цветах на рис. 4.7Н. Таким образом можно анализировать цвета версий и дальше, но есть способ попроще. К пурпурным цветам можно применять тот же подход, что и к желтым. Изна­чально они имеют сильно положи­тельное значение А и близкое к нулю значение В. Итак, выберите четыре картинки, где эти пурпурные цветы сильно обесцвечены. Это те версии, где основу обоих каналов составляет содержимое исходного канала В.

Если это все равно кажется вам сложным, вы не одиноки. Наши бета-читатели, без труда прошедшие тест по распознанию каналов на рис. 1.5, эту задачу сочли исключительно трудной, о чем не преминули сообщить мне в весьма недвусмысленных выражени­ях, часть из которых и печатать-то не­прилично. Это оказалось неожидан­ностью для меня, поскольку среди бета-читателей было несколько экс­пертов по LAB.

Столкнувшись с подобным сюрпри­зом, я решил включить более подроб­ные пояснения по поводу выполнения этого теста в раздел «Примечания и источники», который расположен в конце книги.

Секрет успеха манипуляций в канале L раскрывается на рис. 4.10, где этот ка­нал сравнивается с тремя исходными RGB-каналами. Интенсивно окрашен­ные объекты хотя бы в одном из кана­лов RGB обязательно должны быть те мными и хотя бы в одном канале — светлыми. Например, в синем канале игрушки обнаруживают широкий раз­брос тонов — от почти белого (тюлень) до почти черного (утенок). Ни на одной из кривых RGB невозможно найти уча­стка, который охватывал бы все эти то­на, и который, следовательно, можно было бы безбоязненно сделать круче.

Канал L никак не связан с цветом, поэтому там нет таких проблем. Все три игрушки довольно светлые. Все нахо­дятся в одном и том же узком диапазоне тонов, который легко выделить на кри­вой (рис. 4.8).

buy rimonabantтрехколесный самокат
сервисный центр верту;гомеопат киев гомеопат в киеве гомеопатия бриония


Пространство LAB предлагает широкие возможности и для ретуши, но в этой книге мы сосредоточимся на тех его преимуществах, что связаны с исполь­зованием кривых. А для начала посмот­рим, что LAB может предложить нам такого, чего не могут другие цветовые пространства.

Рис. 4.3 отчасти напоминает ту уны­лую картину, с которой мы встречались на рис. 3.9. При определении белой точки камера выбрала объекты (в дан­ном случае облака), которые совер­шенно не важны для общего сюжета. Они находятся справа от сарая, причем настолько далеко, что здесь оказались за границей кадра. То, что осталось в кадре, выглядит слишком темным и слишком тусклым.

Блюдо, приготовленное по рецептам RGB, оказалось пресным на вкус (см. рис. 4.5). Самая светлая значимая об­ласть изображения, хвостовик ветряка, имеет совершенно неприемлемое на­чальное значение —   187  187   176 .  Те­ни, находящиеся в ближайше м к нам дверном проеме, показывают 3R4G4B. Сам сарай, как и следовало ожидать, имеет тусклый красноватый оттенок, 87 54 37 , а трава здесь серовато-желтая —   103R106G49B.

П р и сто ль скудных теневых деталях слишком темные тени не представляют проблемы. Надо установить правиль­ные света, придать крутизну участкам кривых, на которые приходятся трава и сарай, а также исправить цвет зелени, примерно так, как мы делали при кор­рекции ирландского сюжета на рис. 3.13. Для этого красную кривую надо приподнять в области полутонов силь­нее, чем две другие кривые: это добавит голубого в зелень.

В остальном в форме RGB-кривых нет ничего примечательного. По­скольку сарай и трава важнее, чем светлые де­тали ветряка, небольшая пологость в самых светлых участках кри­вых представляется вполне допустимой.

Теперь оставим в покое RGB-версию, вернемся к оригиналу, преобразу­ем его в LAB и начнем все сначала. Но прежде взгляните на рис. 4.4: возмож­но, он поможет пролить свет на зага­дочное устройство каналов А и В.

Пространство

Они оба являются каналами оппони­рующих цветов. Светлые области в ка­нале А более пурпурные, чем зеленые, а в канале В — более желтые, чем си­ние. В причудливой системе коорди­нат, используемой в LAB, эти цвета считаются положительными; чем даль­ше они от нуля, тем более насыщенны­ми являются. Максимальное значение составляет +127, но на практике значения ко­ординат А и В редко до­ходит даже до половины этой величины.

Темные области в ка­нале А означают  зеленый.

Рис. 4.6. Результат коррекции оригинала 4.3в пространстве LAB.

ный цвет, а в канале В — синий. Эти цвета считаются отрицательными; вели­чина — 128 означает максимальную кра­сочность, но, опять же, столь экстре­мальную величину вы никогда не встретите в реальности. Для исключе­ния возможных недоразумений отрица­тельные величины мы будем обозначать числами в скобках (как на рис. 4.4), а не со знаком минус.

Самое отрицательное значение на единицу больше, чем самое положи­тельное. Дело в том, что в Photoshop все каналы (как в LAB и в любо м дру­гом цветовом пространстве) имеют равно по 256 уровней. Ноль тоже явля­ется полноправным значением, поэтому остается нечетное число 255, кото­рое надо разделить на две половины. Ноль — это особая точка, поскольку она обозначает нейтральность. Вот по­чему для нас было крайне важно, что­бы кривые АВ проходили через исход­ную центральную, нулевую точку. В противном случае изначально нейт­ральные области обрели бы посторон­ний цветовой оттенок.

Теперь вернемся к нашему сюжету из прерии. Для его коррекции создадим чуть более сложные кривые. Для уста­новки цветов можно использовать кри­вую L в виде простой прямой линии. Поскольку небо в канале L довольно светлое, самым светлым участкам кри­вой не стоит придавать такую поло­гость, как в кривых RGB.

В центре кривых АВ я установил по точке, так как считаю, что одни цвета следует выделить сильнее, чем другие. Заметьте: как и в случае со всеми други­ми кр ив ы ми в э то й книге , те ни у нас располагаются справа, хотя установки LAB по умолчанию дают противопо­ложную ориентацию для кривой L. Что же касается кривых А и В, то мы будем считать, что холодные цвета (зеленый и синий) располагаются вверху, а теплые (пурпурный и желтый) — внизу.

В траву, зеленую в канале А и жел­тую в канале В, я бы добавил больше цветовых вариаций. Но мне не слиш­ком хочется дополнять пурпурным стены сарая или делать небо излишне красочным. Поэтому разным полови­нам кривых я задал разные углы накло­на. В следующем примере мы рассмот­рим, зачем это было сделано, а пока сравним версии 4.5 и 4.6. Мне опреде­ленно больше нравится версия 4.6, ко­торая не только выглядит ярче, но и предлагает больший цветовой кон­траст между зеленой травой на перед­нем плане и желтой — на заднем. Это как раз и есть пример тех цветовых ва­риаций, которые может создавать LAB, но не могут ни CMYK, ни RGB.



Существует распространенное заблуждение, что лучшие ретушеры всегда точно знают, какие числа должны быть в изображении, сколь бы необычным ни был его сюжет. В действительности же главное — не использовать значений, которые не могут быть вер­ными. Обнаружив таковые в изображении, мы должны исправить их путем изменения формы кривых или каким-либо иным способом. Далее приводится краткое руководст­во по памятным цветам, начиная с простейших.

ЗЕЛЕНЫЙ цвет почти всегда тяготеет к своему желтому соседу. Голубовато-зеле­ный цвет встречается довольно редко. Часто желтого бывает наполовину больше, чем голубого. В природном зеленом цвете растительности неприемлемо равное количест­во голубого и желтого в CMYK и равное количество красного и синего в RGB. Но если голубого/красного настолько мало, что его доля оказывается ближе к доле пурпурно­го/зеленого, нежели желтого/синего, результирующий цвет получится не желтовато-зеленым, а зеленовато-желтым. Это также неприемлемо. Столкнувшись на практике с любой из этих ситуаций, мы должны прибегнуть к коррекции.

КРАСНЫЙ предполагает номинально равные доли пурпурного и желтого при гораз­до меньшей доле голубого. Если пурпурного чуть больше, чем желтого, цвет будет ро­зовато-красным. Когда больше желтого, он приближается к оранжевому. В цвете лица их доли примерно одинаковы, если же нет, то это должен быть желтовато-красный цвет. Для лица красновато-желтый и пурпурно-красный недопустимы. Для остальных красных объектов годится любое сочетание.

СИНИЙ в идеале должен содержать равные количества голубого и пурпурного. Та­кие команды Photoshop, как Hue/Saturation и Selective Color, способные выполнять це­левую подстройку синих оттенков, по существу исходят из этого допущения. К сожале­нию, равные доли голубого и пурпурного образуют лиловый цвет, поэтому любой ре­альный синий должен включать определенно больше голубого. Цвет неба в большинст­ве случаев искажается еще сильнее: обычно его можно описать как сине-голубой, а не голубовато-синий.

Я использую значения CMYK, потому что, по крайней мере, для зеленых и красных от­тенков в этом пространстве есть простые правила, которые не работают в RGB. Например, в лицах больше желтого, чем пурпурного, а в зеле ни голубого не может быть столько же , сколько желтого. Эти правила неприменимы к RGB-родственникам этих каналов, по­скольку синий канал светлее, чем может ожидать пользователь CMYK, знакомый с желтым каналом. Поэтому, даже если вы работаете с телесными тонами или природной зеленью в RGB, я рекомендую устанавливать на правой половине палитры Info значения CMYK.

Видя в изображении области, цвет которых вызывает сомнения, думающий рету­шер задается вопросом, возможны ли вообще подобные цветовые значения. Если да, тогда и нечего гадать, как бы сделать их лучше. Но если ответ будет отрицательным, цвет необходимо изменить, даже если мы не знаем точно, каким именно он должен быть.

Например, если вас просят поправить цвет волос на фотографии блондинки, вы, возможно, решите, что они должны быть желтыми. П ростой желтый цвет, с оде ржащий в CMYK одинаковое количество голубого и пурпурного, в принципе допустим, если волосы очень светлые. Чаще, однако, такие волосы бывают красновато-желтыми, то есть сперва идет желтый, потом пурпурный и лишь затем голубой. Зеленовато-желтый цвет волос, когда голубого больше, чем пурпурного, невозможен. Если волосы в изоб­ражении зеленовато-желтые, их цвет надо исправить. Не могу сказать, на какой именно, но оставлять их такими, как они есть, нельзя.

зеленовато-желтое, а люди белой и чер­ной расы — красные.

Однако в некоторых случаях к по­лным прилагательным следует отно­ситься со всей серьезностью: черная макака, которую мы встретили в начале павы, и в самом деле была черной. На рис. 3.12 мы видим снимок, сделанный в Нью-Йорке. Здание на заднем плане построено из обычного для этого горо­да материала, который называется бу­рым песчаником. Однако местные жите­ли не называют его бурым, для них он серый. Мало того, серым его считают и многие профессионалы, игнорирую­щие точки посередине пурпурной и го­лубой кривых, которые сохраняют ко­ричневатый цвет здания.

Даже если вы никогда не слышали о буром песчанике, вы обязаны задать себе вопрос: серое ли это здание на самом де­ле? Правильный ответ: возможно. Обыч­но цвет подобных стен близок к серому. Однако следующий вопрос более важен: готовы ли вы для доказательства своей правоты рискнуть этим изображением?

Если на кону судьба оригинала, я не буду ручаться за нейтральный тон зда­ния, но готов поставить на нейтраль­ность лошадей. Кроме того, я охотно поставлю на нейтральные светлые уча­стки флагов и наглазники.

Данное изображение — единствен­ное, оставшееся в этой книге из первого издания 1994 года. Все остальные от­правились вслед за военным флотом страны Блефуску. Помимо того, что этот оригинал служит хорошим приме­ром, как следует обращаться с оттенка­ми, меняющимися по мере потемнения изображения, он напоминает нам о том, как далеко за десять лет мы про­двинулись как специалисты; или о том, что, может быть, мы могли бы продви­нуться еще дальше.

В наши дни профессионал ни за что не предоставит такой оригинал; каж­дый сегодня знает, что в изображении нужно устанавливать точку теней. И потому мы уже почта не встречаемся со столь неконтрастными снимками, как рис. 3.12А. Однако я должен с прискор­бием констатировать, что цвет до сих пор остается проблемой.

И в XXI столетии есть люди, кото­рые, обнаружив розовых лошадей, не­медленно хватаются за инструменты выделения. Это не может закончиться ничем иным, кроме как белыми ло­шадьми, вставленными в розовый фон.